Детектор лжи полиграф.

Может ли технология отличить правду от обмана?


Детектор лжи
Множество людей, от полицейских до азартных игроков заверяют, что легко определят лгущего человека. Но нам всегда хотелось иметь неоспоримые доказательства, техническое подтверждение правдивости или лживости собеседника. Длительное время стандартом является полиграф, который называют детектором лжи. К сожалению, полиграф не считается надёжным и показания, полученные с применением детектора лжи, не имеют силы в суде. Мы сегодня рассмотрим возможности детектора лжи, перспективы развития новых технологий правды и обмана, проведём их сравнение. Теперь расслабьтесь и устраивайтесь поудобнее.

Полиграф не сильно изменился со времени первых разработок в начале прошлого столетия. Детектор лжи фиксирует самописцем кровяное давление, частоту дыхания, проводимость кожи и пульс подопытного. Идея заключатся в изменении этих показателей, из-за волнения, в зависимости от правдивости или лживости утверждений. Если базовая концепция в порядке, то эффект распыляется под влиянием многих других переменных. Не только сам подопытный может манипулировать под детектором лжи (кусанием языка, скрытым покалыванием тела ногтями и даже сжиманием сфинктера), но результаты также зависят от взаимодействия подопытного и оператора детектора лжи.

Большую часть полиграф теста составляет презентация. Аппарат приводится в готовность, к телу присоединяются провода, настраиваются самописцы. Полиграфер всегда начинает тест с попыток произвести впечатление на подопытного; вижу насквозь. Для этого задаются простые вопросы с очевидными ответами. Например: «Вы одеты в голубые джинсы?» И глядя на данные самописца, изображается выражение того, что вы наиболее легко читаемый человек на планете. Задумка спектакля заставить вас волноваться, говоря неправду, что зафиксируют самописцы детектора лжи и дадут информацию исследователям. Если вы в курсе происходящего, ваша уверенность под детектором лжи расстроит все планы полиграфера. Результаты тестирования окажутся бесполезны, есть вам что скрывать или нечего.

Более того, трактование результатов детектора лжи абсолютно субъективно. В 1978 году, мужчина по имени Флойд (Floyd «Buzz» Fay), был арестован по подозрению в убийстве, к которому не имел отношения. Суд вынес приговор на основании данных детектора лжи. Апелляция Флойда содержала отчёты четырёх других полиграферов, истолковавших те же данные, которые не нашли подтверждения лживости показаний подсудимого. Флойд был оправдан, когда полиция нашла убийцу. Его случай стал краеугольным камнем в борьбе против применения детектора лжи системой правосудия США.

Случай Флойда не был единственным. В 1983, вскорости после освобождения Флойда, Офис Технологической Оценки Конгресса США (the U.S. Congress Office of Technology Assessment) опубликовал «Техническая пригодность детектора лжи». Этот технический меморандум гласил:

«…. В настоящее время крайне мало научных подтверждений пригодного тестирования на полиграфе. Даже когда тестирование даёт результат чуть лучше, чем воля случая, остаётся возможной существенная погрешность. Исследователи и исследуемые в каждом эксперименте значительно отличаются, что оказывает существенное влияние на окончательные выводы.»

Федеральные Правила Доказательств США (the United State Federal Rules of Evidence) 1993 года следуют, так называемому, Стандарту Дауберта (Daubert standard), который требует от судей учитывать только научно подтверждённые факты. Данные, полученные при помощи детектора лжи, рассматривались лишь время о времени. С 1923 года практически не звучат в суде выводы, полученные на детекторе лжи. Случай 1983 года, США против Шеффера (United States v. Scheffer) это пример использования Стандарта Дауберта для разрешения защите привести данные, полученные на полиграфе, так как суд не смог признать конкретный параграф ненаучным! Говоря коротко, Шеффер сумел использовать Стандарт Дауберта в совершенно обратных целях от его назначения. Как говорил Марк Твен: «Первая и последняя цель объекта закона и юристов это обмануть правосудие.»

Но в других случаях правительство твёрдо заняло сторону науки. В 1998 году вышел «Акт защиты сотрудников от детектора лжи» (the Employee Polygraph Protection Act), который запрещал работодателям использовать полиграф при любых обстоятельствах. А в 2003 году, Национальный Исследовательский Совет (the National Research Council) опубликовал «Полиграф и детекция лжи» (The Polygraph and Lie Detection), 416 страничный научно-исследовательский анализ, относящийся к использованию полиграфии, который завершился выводом:

«Почти столетие научного развития психологии и физиологии даёт мало оснований предполагать, что детектор лжи достигнет высокой степени корректности. Хотя психологическое состояние, ассоциированное с ложью, имеет тенденцию влиять на физиологическое состояние, фиксируемое полиграфом, аналогичное состояние может быть и при отсутствии обмана. Более того, множество физиологических и психологических факторов влияют на показатели детектора лжи. Такое явление делает тестирование на полиграфе ошибочным с большой степенью вероятности. »

В ответ на такой вывод, индустрия тестирования на детекторе лжи развернулась к иной технологии. Наиболее худшей, из них, является анализ голоса по телефону, используемый страховыми компаниями. Компьютерные программы, под различными названиями, анализируют речь человека на другом конце провода. Продавцы программ рекламируют «снижение мошеннических заявлений». Статья 2009 года поясняет это тем, что потенциальные заявители просто знали об использовании системы. По мнению одного из авторов: «Это так же научно, как и астрология». Психологи считают, что люди делают меньше лживых заявлений, зная о мониторинге.

Дискредитация существующих методик распознавания лжи привела отрасль (и всех заинтересованных) к погоне за новыми, более надёжными решениями. Наблюдение за движениями глаз и зрачками базируется на предположении, что ложь требует от мозга больше работы. Такая работа называется когнитивная загрузка и приводит к уменьшению случайных движений глаз. В одном из опытов 2012 года, исследователи демонстрировали видеосюжет преступления и затем подопытному следовало либо рассказать произошедшее, либо переврать на своё усмотрение, либо выдать отрепетированную ложь. Они использовали дискриминантный анализ, который является статистическим методом для разделения объектов на два или более класса, и достигли 69% точность принадлежности данного объекта к группе. Это вдвое больше случайного совпадения, но всё же на треть ошибочно и неприменимо в реальности.

Но Момент Истины для определения лжи это заглянуть непосредственно в мозг и подтвердить обман с полной уверенностью. Для многих это предполагает использование МРТ головного мозга, который может показать приток крови к конкретным областям мозга в режиме реального времени. Идея состоит в том, что правдивый и лживый ответ задействует разные области головного мозга, но всё намного сложнее. Во-первых, наше понимание мозга не позволяет предсказать ожидаемую картинку. Во-вторых, мозг одного человека отличается от другого. В-третьих, нет оснований предположить, что МРТ защищён от контрмер подопытного больше, чем полиграф. Тем не менее, нейробиологи работают над этим со времени появления МРТ.

Статья 2013 года, опубликованная в «Пределы Нейронауки Человека» (Frontiers in Human Neuroscience), излагает попытки ответить на возникающие вопросы, включая политическую и социальную обоснованность вмешательства в наш мозг и, как следствие, вмешательство в частную жизнь. Похоже, у науки нет возможности раскрыть наши мысли. Авторы статьи пишут:

«….После научной оценки возможностей использования МРТ и его отношений с законом, мы пришли к выводу, что сегодняшнее состояние технологии, а возможно, сама технология не может использоваться в качестве детектора лжи по техническим и юридическим причинам. »

В частности, они отметили публикацию 2003 года, в которой следователи обнаружили обнадёживающие результаты. Подготовленная ложь регистрируется совершенно иначе, чем спонтанная:

«МРТ показало, что хорошо подготовленная ложь, которая вписывается в историю, вызывает большую активность в правой передней лобной коре, чем спонтанная ложь, которая не вписывается в историю. …. Как минимум несколько различных нейронных сетей поддерживают различные типы обмана.»

Затем звучит обескураживающий вывод на фоне наметившегося прогресса:

«Главное ограничение нашего исследования это отсутствие эмоциональной составляющей подопытного, в отличие от вне лабораторной ситуации. Подопытный просто следует инструкциям.»

Чем больше исследований, тем больше разочарований. Исследование 2011 года, опубликованное в «NeuroImage» ставило целью обмануть МРТ через простые задания. Без контрмер, удавалось распознать почти со 100% вероятностью правду от лжи. Но как только подопытный начинал сжимать и ослаблять сфинктер или кончики пальцев ног, результативность падала до 33%, что ниже случайного совпадения. Авторы сделали три вывода:

«Активация в префронтальной коре головного мозга отличает ложь от истины в единичных случаях.
Контрмеры могут нарушить выявление обмана с помощью МРТ.
Необходимо внимательно применять эти методы в реальных условиях.»

Похоже на опровержение детекции лжи. Это никогда не будет легко. Мы можем измерить пульс, мы можем сказать сломана кость или нет. Но определение обмана это намного сложнее, чем «да или нет» и никогда лёгким не будет, потому что затрагивает очень широкий спектр. Известный Греческий оратор Демосфен сказал: «Человек способен легко обмануться и сам верит в то, что считает правдой.» Градация обманов всегда будет столь же сложной, как и каждый человеческий разум, дополненный тонкостями каждой ситуации и каждой истории. Похоже, что в обозримом будущем нашего понимания разума, надежное обнаружение лжи всегда будет оставаться бесплодной затеей.

Переведено с разрешения автора Brian Dunning. Copyrighted by Skeptoid Media

Прочитать в оригинале

Перевод Владимир Максименко 2013-2014

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *