Эксперимент Ганцфельда и телепатия.

История эксперимента, который считают подтверждением телепатии.

Сегодня мы займём места в изолированной от звуков и яркого света комнате, расположимся комфортно и приготовимся принимать образы физических тел, что подтверждает, как говорят, телепатические возможности человека. Идея возможности передавать мысли на расстоянии настолько убедительна, что находила приверженцев во все времена. Всегда были исследователи, ставившие целью развить телепатию как одно из направлений науки. Каждый из нас, желая обладать сверхвозможностями, охотно верит в таковые. Сегодняшняя тема это эксперимент Ганцфельда, Немецкого сторонника «целостного восприятия». Его метод это замещение вашего восприятия. Давайте рассмотрим поближе, как это работает, чем является и, самое главное, действительно ли обещает подтвердить телепатию.

Состояние Ганцфельда немного отличается от «выключения ощущений», как это показано в кино. Идея «выключения ощущений» в лишении подопытного звукового, визуального , тактильного и температурного влияния извне. В идеале, человека помещают в контейнер, похожий на гроб, в котором темно, тихо, комфортная температура и удобное положение тела. Вы ничего не видите и не слышите. «Выключение ощущений» часто используется для реабилитации, с применением галлюциногенов или без них, давая возможность видеть удивительно реальные картинки, в отсутствии других раздражителей.

В эксперименте Ганцфельда наоборот, все раздражители имеют равную интенсивность. Подопытный, называемый «приёмник», удобно располагается в кресле и одевает наушники с равномерным «чистым» шумом. Комната залита красным светом, а через специальные очки «приёмник» видит ровное свечение. Общая атмосфера удобна и расслабляюща. Следующие два участника эксперимента называются «передатчики», находятся в отдельной комнате и должны 30 минут концентрироваться на каком-либо предмете или видеоклипе, называемом «цель». «Приёмник» говорит о посещающих его образах, которые фиксирует наблюдатель, отделённый и от «передатчика», и от «приёмника».

Через 30 минут «приёмник» должен опознать «цель» среди нескольких других предметов. Предполагается, что состояние Ганцфельда позволит уловить телепатически мысли «передатчика». Чистая случайность даёт 25% вероятность верного ответа. Эксперимент Ганцфельда получил известность благодаря удивительно более высокому результату, близкому к 35%.

История телепатического эксперимента Ганцфельда это сражение между сторонниками и противниками, дружеское, но всё же сражение. Начиная с 70х годов прошлого столетия, ведущим сторонником телепатии Ганцфельда был Американский парапсихолог Чарльз Хонортон (Charles Honorton), неутомимый в поисках подтверждений и реального научного метода развития телепатии. Идея Хонортона заключалась в том, что телепатические способности заглушаются в современном мире потоком внешних раздражителей. Мы видим, слышим, ощущаем и, если получаем телепатический сигнал, то просто не замечаем его. Таким образом, размещение подопытного в условия эксперимента Ганцфельда изменяет соотношение внешнего шума и телепатического сигнала, повышая шансы телепатии проявить себя.

На линии противостояния выводам эксперимента Ганцфельда был Рей Хьюман (Ray Hyman), в то время профессор психологии Гарварда. В 80х годах прошлого столетия, ему порекомендовали материалы эксперимента Ганцфельда как серьёзное доказательство существования телепатии. После изучения результатов, Хьюман не разделил мнение экспериментаторов. По его мнению, столь убедительные результаты в пользу телепатии были получены в результате методологической ошибки. В 1985 году Хьюман опубликовал статью в «Журнале парапсихологии» (Journal of Parapsychology) под названием: «Эксперимент Ганцфельда: критические замечания.»

В ответ Хьюману вышла публикация Хонортона с прямо противоположными аргументами. Наметилось противостояние мнений вокруг телепатии.

Перед тем, как двигаться дальше, давайте послушаем и Хьюмана, и Хонортона, чтобы увидеть возможную ошибку эксперимента Ганцфельда. В эксперименте преобладает, так называемый, мета анализ. Что означает объединение результатов различных исследований для получения более полной картины происходящего. Мета анализ довольно многолик потому, что кроме множества путей эксперимента, есть множество уровней качества. Разные статистические методы могут быть задействованы (правильно либо неправильно) для подсчёта и контроля различий. Ничего удивительного, и следовало ожидать, что разные исследователи приходят к различным результатам, выполняя мета анализ одинаковых экспериментов.

Хьюман выразил немалый скептицизм. Автор данной статьи предполагал найти в его выводах множество проблем эксперимента Ганцфельда, в котором было проведено 42 эпизода и 55% подтверждения телепатии. Хьюман изложил проблемы, по его выводам совершенно случайная вероятность составляла не 25%, а 30%. Даже эта цифра могла говорить, что результат 35% получен в результате некой телепатической связи участников эксперимента. Однако, не так быстро. Критицизм Хьюмана обнаружил утечку информации от «передатчика» к «приёмнику». Звуки из соседней комнаты и следы рук на предметах могли быть наводкой на правильный ответ. Статистическая обработка эксперимента Ганцфельда тоже оставляла желать лучшего.

Основным сомнением Хьюмана было качество статистических данных Хонортона, которому не хватало разнообразия тестов. Разнообразие тестов это когда вы вводите всё больше и больше переменных факторов в эксперимент с разными группами. Со временем это даёт различие в результатах. Эти переменные включают различия, по которым экспериментатор категоризирует «передатчик» и «приёмник», привязывая их участие к полученным результатам. Было обнаружено, что более образованные и креативные личности склонны к положительной оценке результатов. Аналогично настроены те, кто верит в телепатию или по натуре экстраверт, а также, если всё происходило в комфортной и уютной обстановке. Хьюман верил, что положительные результаты могли быть получены, в ходе эксперимента Ганцфельда, частично благодаря пренебрежению таких нюансов в статистике. Хьюман заметил также, что результаты эксперимента могли быть отброшены, если не вели к интересному результату. Таким образом, в публикацию итогов эксперимента Ганцфельда вошли несколько рафинированные данные, которые были позитивным результатом случайностей. Пересмотрев весь процесс в обратном порядке, Хьюман увидел крайнюю слабость доказательств эксперимента Ганцфельда. Его заключение звучит так:

«Полученная база данных слишком слаба для подтверждения телепатии.»

Ответ Хонортона был адекватным. Он признал, что статистическая сторона эксперимента Ганцфельда имеет слабости, но общие выводы подтверждают существование телепатии. Дискуссия о статистике продолжалась, и стороны к согласию не пришли. Посмотрим, что происходило дальше.

Это было свежее решение и хочется, чтобы чаще оппоненты поступали именно так. Хонортон и Хьюман объединили усилия в работе над новой статьёй, пересмотрев результаты эксперимента Ганцфельда. Она была опубликована в 1986 году, в том же журнале под названием: «Совместное заявление: Противоречия телепатического эксперимента Ганцфельда.» Соавторы пришли к согласию о методологических недостатках эксперимента и способах устранения, но разошлись во мнениях о судьбе уже полученных данных:

«Мы разошлись во мнениях, в какой степени можно считать уже полученные данные подтверждением телепатии. Мы едины во мнении, что окончательные выводы можно сделать только проведя новые эксперименты, по более строгим правилам.»

Результатом сотрудничества стал, так называемый, «автоматизированный эксперимент Ганцфельда». Это был компьютеризированный эксперимент Ганцфельда, в котором случайность выбора и другие слабые стороны, о которых говорил Хьюман, были исправлены. Выражая удовлетворение новой организацией эксперимента, Хьюман писал:

«Эксперимент Хонортона дал интригующие данные. Если результаты независимых лабораторий будут аналогичны, а выполнение экспериментов соответствовать строгим правилам, можно говорить о поимке иллюзорного в парапсихологии. »

В результате, много исследователей во многих местах принялись выполнять компьютеризированный эксперимент Ганцфельда. Публикации продолжали выходить и многие сообщали о незначительных, если вообще таковые были, результатах. В течении десятилетия мелкие сообщения готовили почву для обобщающей публикации об эксперименте Ганцфельда. Итоги работы Хонортона и его сотрудника по имени Дарил Бем (Daryl Bem) опубликовал в 1994 году «Психологический Бюллетень» (Psychological Bulletin), уже после смерти Хонортона. Тон публикации был умеренно оптимистичным:

«Компьютеризированный эксперимент Ганцфельда, сам по себе, не может удовлетворить широкую аудиторию исследователей. Но он может подтолкнуть многих к попыткам воспроизвести эффект телепатии.»

Статья не была убедительна. В 1999 году «Бюллетень» опубликовал критику эксперимента Ганцфельда, авторами которой были психологи – экспериментаторы Ричард Вайсман (Richard Wiseman) и Джулия Милтон (Julie Milton). После продолжительной дискуссии о работе Хонортона и телепатии, Вайсман и Милтон написали:

«Новый эксперимент Ганцфельда показал эффект близкий к нолю и незначительные статистические данные. Компьютеризированный эксперимент Ганцфельда не был воспроизведён «широким кругом исследователей». Имеющиеся на сегодня данные не могут рассматриваться как прочный фундамент функционирования телепатии.»

Со смертью Чарльза Хонортона, интерес к эксперименту Ганцфельда стал угасать, хотя исследователи телепатии, такие как Дин Радин (Dean Radin), продолжали его поддерживать. Наилучшим уроком эксперимента Ганцфельда может быть не провал технических средств подтверждения телепатии, а пример сотрудничества скептика с убеждённым сторонником. Хьюман и Хонортон показали нам пример объединения усилий в поисках путей, правильных или неправильных, развития знаний на новый уровень.

Переведено с разрешения автора Brian Dunning. Copyrighted by Skeptoid Media

Прочитать в оригинале

Перевод Владимир Максименко 2013-2014

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *